Феликс Кулов: Жээнбеков и без помощи экс-президента мог выиграть выборы

Экс-вице-президент и экс-премьер-министр Феликс Кулов отвечает на вопросы о прошедших президентских выборах на фоне политических скандалов – арестов политических оппонентов власти и непомерных судебных исков к независимым средствам массовой информации и их журналистам, а также правозащитникам, о гонениях на Бабанова, о том, с чего бы мог начатьс вою президентскую деятельность Жээнбеков, и что не следовало бы делать Атамбаеву.

– Феликс Шаршенбаевич, завершился год, страна получила нового президента. Как Вы считаете, насколько широко использовался административный ресурс во время выборов?

– Будем оперировать цифрами, которые приводил сам Алмазбек Атамбаев во время предвыборной кампании. В частности, он утверждал, что незадолго до начала кампании у Сооронбая Жээнбекова рейтинг составлял около 3%, но ближе ко дню выборов он приблизился к 40%. Другими словами, максимум, на что в тот момент могла рассчитывать власть, так это на прохождение своего кандидата во второй тур.

Но второй тур был бы непредсказуем и не гарантировал победы на сто процентов, что было бы, «образно говоря», смерти подобно для сторонников уходящего президента. Поэтому Атамбаев для сохранения своей «команды» пошел ва-банк и, отбросив все нормы приличия, а также в нарушение конституционного Закона о выборах, начал открыто агитировать за Жээнбекова.

Причем встречи с Атамбаевым проводились за закрытыми дверями, без участия СМИ, а приглашенных заставляли сдавать телефоны. В общем, всеми правдами и неправдами он пытался и смог переломить ситуацию, чтобы Жээнбеков вышел победителем уже в первом туре.

– Вы вместе с Розой Отунбаевой и другими политиками и общественными деятелями создали перед выборами Гражданское движение «За честные выборы», чтобы следить за выборами. Как, по Вашему мнению, мог ли Жээнбеков победить в случае проведения второго тура без откровенной помощи Атамбаева?

– На фоне ряда ошибок, допущенных Омурбеком Бабановым, Сооронбай Жээнбеков, по нашим оценкам, благодаря своей личной активной работе, особенно на юге страны, мог выиграть выборы даже без помощи экс-президента. В этом случае все разговоры об административном ресурсе, «Самара-гейте» и прочих нарушениях не поставили бы под сомнение, как сейчас, легитимность прошедших выборов.

Более того, если бы состоялся второй тур, к чему все шло, то его проведение явилось бы победой и самого Атамбаева, так как второй тур стал бы наглядным доказательством его обещаний, что президентские выборы станут образцом демократии и законности.

– В обществе распространено мнение, что Жээнбеков, будучи сильно обязанным своему предшественнику, не может пока стать полностью самостоятельным в принятии решений, что подтверждается хотя бы некоторыми кадровыми назначениями. Кроме того, после вступления в силу новых конституционных поправок, возросла роль премьер-министра Сапара Исакова, которого Атамбаев называл ранее своей правой рукой…

– Если Исаков – правая рука, то, как заявил сам Атамбаев, «Соке – его друг». Кто из них важнее для него и надежнее, покажет время. Но меня их личные взаимоотношения мало интересуют. Они все люди государственные и при решении государственных вопросов не должно быть места ничему личному.

Как метко заметила Отунбаева, не осталось в стране в последние пару лет человека, кого бы не оскорбил Атамбаев. Поэтому, если и Жээнбеков будет продолжать такую же политику и зачислит «врагов» Атамбаева в стан своих врагов, это будет, по меньшей мере, недальновидно.

– И что бы Вы посоветовали?

– Я свое мнение озвучивал еще до начала выборов. В частности, предлагал, чтобы новый президент, как это принято при вступлении в должность, проявил акт милосердия и великодушия, издав указ о помиловании осужденных по политически мотивированным уголовным делам, а также положительно решил вопрос пересмотра всех судебных дел по неоправданно высоким суммам исков к журналистам и правозащитникам, судебные решения по которым были вынесены в нарушение принципов справедливости и разумности.

– Но это может не понравиться экс-президенту…

– С одной стороны, в народе это могут воспринять, что такой жест великодушия был с ним согласован, а с другой, для определенной части политического общества и в том числе для внешних игроков, это станет наглядным свидетельством того, что новый президент самостоятелен в принятии решений. Но главное – проявив акт великодушия, новый президент начнет с чистого листа и на деле воплощать в жизнь свою программу по объединению народа.

Сейчас общество как никогда разобщено и поэтому, воздав должное уходящему главе государства, что и было сделано путем присвоения ему высшей госнаграды и сохранения на высоких постах всех его кадров, теперь Жээнбекову надо без оглядки на других воплощать в жизнь свои предвыборные обещания, которые были озвучены народу и перед которым предстоит отчитываться и нести ответственность ему самому, а не предшественнику.

– В ближайшие дни состоится съезд СДПК, на котором Атамбаева могут избрать генсеком. Если это произойдет, влияние Атамбаева на президента, премьер-министра и парламент может еще более возрасти. К чему может привести ситуация, когда фактическая власть может сосредоточиться в руках человека, который не занимает официальной должности и по закону ни за что не отвечает?

– Кого решат избрать своим лидером члены СДПК – это их внутреннее дело. Для оппонентов же правящей власти избрание Атамбаева председателем Социал-демократической партии будет выгодно. Почему? Со временем сами увидите.

Однако, безотносительно к конкретным личностям, хотел бы повторить то, о чем неоднократно говорил и писал раньше. Я считаю неправильным и губительным для страны, когда любой президент после ухода с должности возглавляет какую-либо партию.

Представим, что через несколько лет три-четыре экс-президента, став лидерами политических партий, начнут «протаскивать» в Жогорку Кенеш свои партии. Каждый из них, само собой разумеется, должен будет располагать необходимой суммой денег. Естественно, что это не будут накопления из президентской зарплаты.

Все прекрасно понимают, что без денег сегодня выборы не выиграть. Значит, действующий на момент выборов президент и экс-президенты, чтобы их партии попали в парламент, во время своего нахождения во власти, если не сами, то своему окружению должны дать возможность «накопить» деньги, чтобы победить на предстоящих выборах.

Вот тогда коррупция станет действительно бессмертной, и сделают это «партийные мафии», которые и сами станут бессмертными. Поэтому политики, пришедшие к власти с помощью своей партии, после того как будут избраны президентами, обязаны стать беспартийными и после ухода с должности никаким образом не должны быть связанными с какой-либо политической партией или политическим движением.

Очень нежелательно, чтобы о тебе потом говорили как в известном выражении, которое можно перефразировать: «Какое ничтожество – быть главой государства и отцом всего народа, чтобы потом стать председателем какой-то партии, представляющей не больше пяти или десяти процентов населения».

– Видимо, не случайно Владимир Путин решил идти на выборы самовыдвиженцем, а не от партии власти, каковой является «Единая Россия»?

– Видимо, не случайно.

– Помнится, предложение о беспартийности президента Вы предлагали вписать в Конституцию…

– Совершенно верно.

– Решающую роль на последних выборах в Жогорку Кенеш сыграли деньги. Даже Атамбаев признал, что подкупы избирателей явились на них серьезной проблемой. Получилось, что большая часть нынешних депутатов – это люди далеко не бедные, которые, по сути, купили себе места в первых рядах партийных списков. А как с этим обстояло дело в Вашей партии «Ар-намыс»?

– Мне некоторые предлагали немалые деньги, чтобы попасть в первую десятку нашего предвыборного списка, но если бы я так поступил, это было бы предательством по отношению к тем договоренностям, которые были приняты совместно с моими однопартийцами.

– О каких сумма шла речь?

– От трехсот до пятисот тысяч долларов. Многие члены партии «Ар-Намыс» через некоторое время после выборов признавались, что даже рады, что не попали в этот состав Жогорку Кенеша, о котором в народе уже сложилось не самое хорошее мнение.

Но речь должна идти не о том, что тебе повезло и ты избежал «плохой» компании, а о том, что нужно сделать, чтобы в следующем составе парламента были настоящие представители народа, а не богатенькие, но при этом «туповатенькие толстосумы», которым депутатский мандат нужен прежде всего для защиты собственного бизнеса.

Избиратель должен и желает знать, за кого персонально он отдает свой голос, кого он выбирает конкретно, какой человек будет представлять его интересы в Жогорку Кенеше? Такой законопроект был разработан несколько месяцев назад, но с учетом выявленных на последних президентских выборах недостатков, будет доработан и в ближайшее время представлен для широкого обсуждения.

– Не приведет ли изменение выборного законодательства к изменению Конституции, ведь в ней прописано, что выборы у нас проводятся по партийным спискам…

– Изменения Конституции не понадобится, так как выборы по партийным спискам, на основе пропорциональной системы, сохранятся, но при этом избиратель, голосуя за партию, одновременно будет голосовать и за конкретного человека. Просто внутри пропорциональной системы будет преференциональное голосование.

Согласно Конституции, Жогорку Кенеш состоит из 120 депутатов. Мы предлагаем единый общереспубликанский округ разделить на 118 условных округов, можно их назвать подокругами. Каждая партия, желающая участвовать в выборах, представляет список кандидатов из 120 человек, 117 из них будут избираться по 117 условным округам, на которые разбивается вся территория Кыргызстана (в каждом округе будет немногим больше 25 тысяч избирателей), а 118-й округ – это все избирательные участки, находящиеся за пределами страны.

Три первые фамилии из партийного списка вносятся в избирательный бюллетень по 118-му округу. Эта первая тройка – лидеры, решившие объединиться под флагом одной партии. Избиратель голосует за свою партию и одновременно за конкретного кандидата, которого партия выставила по данному округу. Избиратели, находящиеся за рубежом, голосуют за партию и одновременно за тройку лидеров.

После подведения итогов голосования, если партия набрала установленный проходной порог, определяется, сколько мест в ЖК она получает, после чего подсчитывается, кто из кандидатов больше голосов набрал и на этом основании устанавливается очередность в списке. Лидер партии не может кого-нибудь передвинуть, задвинуть, потому что очередность определяется строго по количеству голосов, полученных кандидатом.

Отдельно составляются списки по гендерному, возрастному и национальному критериям, из которых в соответствии с законом формируется потом общий список. Таким образом, первые три места получают лидеры, потом идут кандидаты, получившие наибольшее количество голосов по своим округам, при этом каждым четвертым депутатом будет женщина и далее в списке очередников идут другие категории согласно закону.

Основной упор в предвыборной кампании будет сделан на совместные телерадиодебаты и такие же совместные встречи с избирателями, которые организуют акимы по графику ЦИКа. Запрещается проведение одиночных публичных встреч, чтобы местные власти никому не создавали выгодных условий. Также запрещается использование билбордов и иных агитматериалов крупного размера. В проекте есть и другие новшества.

– Получатся, правящей партии будет сложнее использовать административный ресурс. Пройдет ли такой проект через Жогорку Кенеш?

– Если депутаты не примут предлагаемую пропорционально-преференциальную систему, то сделают себе хуже, потому что тем самым покажут, что боятся избираться напрямую народом. На этом потом могут сыграть их политические противники во время выборов.

Мы также предлагаем избирательный порог для прохождения в парламент снизить до 4 процентов. Если помните, я был в числе тех, кто предлагал сделать 10-процентный барьер. Время показало, что это было ошибочное решение. Мы тогда предполагали, что укрупнение партий по западному образцу приведет к большей демократии, однако для нашей действительности оказывается, что укрупнение – это путь к олигархизации и узурпации власти.

– Как Вы восприняли заявление Бабанова уйти из политики? За него ведь отдали голоса 600 тысяч человек. Не проглядывается ли очередная договоренность с властью с целью прекращения уголовного дела?

– Насчет уголовного дела, возбужденного якобы за разжигание межнациональной вражды, – это полная чепуха. Никакой судебной перспективы оно не имеет. Самое многое, на что могут «потянуть» его слова, так это на отсутствие взвешенной политической позиции, исключающей двусмысленное толкование.

Что касается остального, то приведу один пример из истории. В советское время большой популярностью пользовались индийские фильмы с участием Раджа Капура. Его решили в качестве почетного гостя пригласить в Баку на кинофестиваль. Он прилетел на своем самолете. У трапа его встречало местное начальство, выстроившись вдоль красной дорожки.

Первым представили заместителя председателя правительства, назвали его фамилию, должность. В ответ гость лаконично сказал: «Очень приятно, я Радж Капур». Так постепенно очередь дошла до популярного в то время певца Рашида Бейбутова. Он с пафосом представился так: «Я – Рашид Бейбутов, народный артист Советского Союза!»

В Индии таких званий для артистов не существует, и Радж Капур с невозмутимым выражением лица ответил: «Очень приятно, я Радж Капур, просто миллионер». Мораль: чем быть таким депутатом и политиком, лучше оставаться «просто миллионером». Этот путь и выбрал наш молодой политик. У каждого свое предначертание в жизни и не нам быть судьей другим.

– А что планируете Вы как политик?

– В ближайшее время инициативная группа, в которую я вхожу, планирует предложить правительству конкретные проекты, которые не требуют вложения бюджетных средств и которые, мы уверены, будут способствовать развитию реальной экономики. Это будет наш посильный вклад и помощь новому руководству страны.

– А если проигнорируют?

– Значит, тогда наша критика в адрес властей получит дополнительную аргументацию, подкрепленную новыми фактами.

Беседовал: Нарын Айып.

Источник: narynaiyp.com