Алаш: столетний юбилей, который невозможно было предсказать. Часть 1

В Астане 10 ноября 2017 г. состоялось чествование 100-летнего юбилея партии «Алаш» и правительства «Алаш-Орды» на крупной международной конференции, в которой участвовали свыше 1300 человек. Мне удалось выступить на пленарной сессии этого большого собрания в качестве иностранного гостя. А ведь было время, когда я никогда бы не помыслил, что такое событие может произойти когда-нибудь вообще.

В этой связи хотел бы поведать о том, как я стал активным исследователем истории Алаш. Как через себя лично я пропустил эту одновременно героическую и трагическую страницу наших народов – казахов и кыргызов. После окончания истфака Ленинградского университета я некоторое время преподавал студентам историю КПСС, как это требовалось в брежневскую эпоху, названной затем застоем.

Да, стоял застой, особенно идеологический! Но с началом политики перестройки в 1985 г. подули свежие ветры. Началось переосмысление истории и ее уроков, реабилитация политиков, чьи имена находились прежде под строгим идеологическим запретом. Первым был реабилитирован Юсуп Абдрахманов и некоторые другие. Я сам написал несколько статей о нем и других политиках.

И вот однажды ко мне на кафедру истории КПСС Киргосмединститута звонит незнакомый человек и просит меня помочь реабилитировать своего отца – Абдыкерима Сыдыкова. Я уточнил у него, тот ли это Сыдыков, который проходит по истории компартии Киргизии и истории республики вообще как самый ярый «враг кыргызского народа»?

Он ответил утвердительно, на что я ответил ему, что это просто невозможно: «Ваш отец представляется компартией самым страшным врагом кыргызского народа, каких отродясь еще не было!». На что он спокойно ответил: «Знаю! Ты бы лучше зашел ко мне домой, я бы тебе показал его документы. Они наверняка тебя заинтересуют». Я согласился и пришел.

То, что я увидел, превзошло все мои ожидания. Эрик Каримович Садыков, так звали сына «врага народа», показал мне фотографии и личные документы Абдыкерима Сыдыкова. С фотографий на меня смотрел симпатичный молодой человек дворянской внешности с умным лицом.

«Враг народа», оказывается, был выходцем из знаменитого кыргызского аристократического рода, окончил Верненскую мужскую гимназию, учился в Казанском университете, служил до революции в Пишпекской уездной управе переводчиком, а затем после Февраля – заместителем Пишпекского уездного комиссара Туркестанского комитета Временного правительства, возглавлял отдел по оказанию беженцам юридической помощи, состоял в партии «Алаш» и левых эсеров, а также четырежды исключался из рядов партии большевиков.

И мы с другом и коллегой по кафедре доцентом Сувакуном Бегалиевым рискнули и написали большой биографический материал про Абдыкерима Сыдыкова, который был опубликован на двух полосах очень прогрессивного издания «Комсомолец Киргизии», которую редактировала Бородкина.

Реакция партийного аппарата не заставила долго ждать. Тут же по всем редакциям была распространена директива, которая строго-настрого потребовала от них не принимать и не публиковать материалы о «враге народа» Абдыкериме Сыдыкове. К ней была прикреплена справка о «геройствах» Сыдыкова – двурушничество, предательство своего народа в период восстания 1916 г., подготовка антисоветских и кулацких мятежей, участие в антипартийной деятельности и т.д.

Многие из этих обвинений мне стали понятны позже, когда я стал изучать материалы об «Алаше». Меня же самого пригласил к себе директор Института истории партии Джениш Джунушалиев, который попытался провести со мной воспитательную беседу, но увы. Я уже засомневался и это настроение во мне все больше и больше росло.

Отчаявшись, директор спросил: «Может быть, – Сыдыков твой родственник или земляк?» «Нет, – ответил я, – он не имеет ко мне никакого отношения». Впоследствии мы подружились с профессором Джунушалиевым, который под грузом новых исторических фактов, как человек сильный и порядочный, признал свою неправоту.

После этой встречи полной неожиданностью для меня стал звонок от главного редактора журнала «Коммунист Кыргызстана», который, несмотря на партийный запрет, изъявил готовность опубликовать материал об алашевце Сыдыкове и сдержал свое слово. Статья вышла в органе ЦК КП Киргизии. После этого мы в соавторстве с академиком Владимиром Плоских и другими авторами написали и опубликовали книгу «Абдыкерим Сыдыков: национальный лидер» (Бишкек, Кыргызстан: 1992, 184 с.), который вышел тиражом в 10 тыс. экз. в типографии ЦК КП Киргизии.

Это была победа! Имя Сыдыкова начало очищаться от политических наветов, а он сам признан первым президентом независимого Кыргызстана Аскаром Акаевым одним из отцов-основателей кыргызской советской государственности. В центре Бишкека с его памятника начинается Аллея героев Кыргызстана.

Что же, собственно, мы узнали в первые годы перестройки о партии «Алаш» из тех скудных источников и материалов, которые были у нас под рукой? И которые удалось найти, пока архивы спецслужб были открыты до 1994 г.

Первое. Идея о создании партии среди группы казахских интеллигентов возникла в период русской революции 1905-1907 гг. как филиала кадетской партии. Но кадеты, стоявшие на позиции единой и неделимой России, отказались признать национальную платформу алашевцев, предлагавших создать на своей территории автономию Алаш.

Россия виделась ей как демократическая страна, устроенная по федеративному принципу. Поэтому партии «Алаш» в это время не удалось зарегистрироваться, ей пришлось искать союзников в социалистическом лагере – сначала левых эсеров, затем большевиков. Партия «Алаш» стала «леветь».

Один из лидеров партии Л.Досмухамедов встречался в Москве с Лениным и Сталиным; А.Букейханов, А.Ермеков и Х.Габбасов вели переговоры с советским правительством по телеграфу. А.Байтурсунов перешел линию фронта и установил контакты с советским руководством. Кыргызские алашевцы А.Сыдыков, И.Айдарбеков и другие установили союзнические отношения с левыми эсерами, вступив также параллельно в их ряды. Это и было, оказывается, с их стороны проявлением «двурушничества».

Второе. К Февралю 1917 г. в Туркестане уже действовало около 34 партий и общественных организаций – партии «Алаш», «Туран», «Шуро-Исламия», «Улема», «Иттифак», союз «Букара», «Киргизское общество», «Совет ислама» и т.д. И лишь одна из коренных организаций носила откровенно светский характер – партия «Алаш», которая сначала стояла на либеральных позициях.

Третье. Партия «Алаш», проанализировав предшествовавшую неудачную практику борьбы с царизмом путем вооруженных восстаний, грозивших истреблением угнетенных народов, отказалась от вооруженной борьбы с царизмом и взяла курс на мирный путь – завоевание власти путем участия в парламентских и местных выборах, разъяснительной работы с массами. Это не противоречило либеральной парадигме.

В этой связи партия негативно отнеслась к начавшемуся восстанию 1916 г., про которое распространялись слухи, что оно было подготовлено германской и турецкой разведками, чтобы открыть в тылу Российской империи «второй фронт». Многие кыргызские алашевцы разделяли эту здравомыслящую позицию.

Отсюда проистекал и второй большевистский миф об Алаш как антинародной партии, вставшей на путь предательства восстания 1916 года, которое большевики рассматривали как предтечу социалистической революции как результат классовой борьбы в Туркестане.

Алашевцы там, где уже невозможно было остановить бунты, вставали во главе их, чтобы не довести вооруженные столкновения до геноцида населения. Например, предводитель восстания Канат-хан Абукин сдался властям, чтобы прекратить кровопролитие ценой самопожертвования. Он был казнен в Верном 1 февраля 1917 года.

Зайнидин Курманов, профессор истории.

Источник: narynaiyp.com