Надо сказать, что в пылу предвыборных страстей в Кыргызстане отдельные политические группы и их лидеры ничем не гнушались. Дошло до того, что были сделаны попытки реанимировать с трудом приостановленные в год трагического 100-летнего юбилея как радикализованный и националистический настрой в  кыргызском обществе, так и шовинистские выпады в славянской среде страны, а так же в российских политических и экспертных кругах.

Объектом выпадов стал Указ президента Атамбаева о назначении даты Дня истории и памяти предков. Таковыми отныне становятся 7-8 ноября. Атаку начали в Госдуме РФ. Фракции ЛДПР почему-то не понравилась новая дата в кыргызстанском календаре, отменяющая отныне празднование Октябрьской революции 1917 года,  хотя в самой России эту годовщину отменили давно, переименовав ее в День национального примирения. Масла в огонь подлило рискованное вольнодумное домысливание соколами лидера ЛДПР  Владимира Жириновского Дня истории в Кыргызстане  до «праздника восстания против России», хотя в Указе такого и в помине не было.

Дальше – больше. Успокоенные в прошлый столетний юбилей Уркуна (восстания в 1916 году) ценой огромных усилий трезвомыслящих политиков, общественных деятелей  и экспертного сообщества обеих двух (кыргызской и российской) сторон антироссийски настроенные не без помощи «агентов влияния» националистические круги Кыргызстана не преминули воспользоваться сим российским выпадом для раскручивания нового витка антироссийских и антиинтеграционных настроений.

Результатом ментальной предрасположенности к антикыргызским настроениям отдельных российских политиков и экспертов стали  прошедшие  акции, призывающие к выходу Кыргызстана из трудом налаживаемого ЕврАзийского союза.

Тем не менее, прошедший вековой юбилей трагедии двух народов стал достоянием истории и хорошим уроком того, что вновь муссировать подобные страницы прошлого не имеет смысла. О чем доступно,  на основе документальных данных написал к примеру, ученый-филолог, журналист, дипломат  и доктор наук Кубан Мамбеталиев в апреле прошлого года.

«Сегодня уже 100-летняя дата, никто виновных не ищет, их нет среди живущих. Сегодня одна сторона требует признать «геноцид», другая призывает забыть это слово, чтобы не «разгневать» президента России. Странно, почему от него надо ждать «гнева». Суть не в словах, какие еще могут быть слова на фоне документов и материалов, которые лежат перед нами и звучат как колокол, они дошли до нас сквозь частокол цензуры с секретными грифами. Они были собраны и уточнены коллективом научных сотрудников по поручению тогдашней власти, работу выполнили в срок. Выпуск планировался к 30-летию даты восстания, но книга не вышла. А судьба сохранила тот сборник, он издан в 2015 году [7].

Не все царские ставленники в Туркестане творили бесчинства, считая местных жителей туземным быдлом, недостойным жить рядом с ними. Да, были среди них садисты типа пристава Бакулевича (он руководил карательным отрядом в Токмаке), который приказывал убивать стариков и юношей, устраивал облавы на беззащитных жителей, топил заложников в реке, сжигал аулы. Об этом детально рассказано в показаниях Г.И.Бройдо [1, c.105]. Наряду с такими были и человечные «слуги царя и Отечества», например генерал-майор Ярослав Корольков, жил в Пржевальске, в 1916 году ему было 73 года. Когда началось восстание, его назначили руководителем совета и командующим обороной города, но потом обвинили в нерешительности и заменили урядником Овчинниковым, который продемонстрировал образец жестокости и беспощадности.

Отставной генерал Корольков в октябре 1916 года давал показания в качестве свидетеля, вот его слова: «На кыргыз я привык смотреть как на народ добродушный, незлобивый, гостеприимный, с большим уважением относящийся к начальству.»

Другой ученый, доктор исторических наук и специалист по международным отношениям Айдаркул Каана в опубликованной в сентябре нынешнего года в инфомаргентств АКИпресс статье пишет, что «положить конец трагедии удалось благодаря активному вмешательству прогрессивных сил самой России. Большая часть политической элиты царской России поддержала выводы комиссии А.Керенского. Февральская и Октябрьская революции 1917 года кардинально изменили положение кыргызов. После установления советской власти избежавшим гибели беженцам были созданы условия для возвращения из Китая в Кыргызстан.

В ноябре 1919 года Советское правительство выделяет 90 миллионов рублей для оказания помощи возвратившимся. Более 10 тыс. человек бесплатно обеспечивались хлебом в течение шести месяцев. На это ушло 6 млн рублей. Еще 4,8 млн рублей было израсходовано на восстановление расстроенных хозяйств возвратившихся беженцев. На выкуп кыргызов-рабов, находившихся на территории Китая, предусматривалось 3 млн рублей. На 33 млн рублей приобретали обувь, одежду для беженцев. Остальная сумма была затрачена на проезд в Семиречье беженцев из Китая.

Только в первые годы Советское государство в распоряжение Особой комиссии по возвращению и устройству беженцев выделило 435 млн рублей…

Поток возвращающихся нарастал. Только по одному Каракольскому уезду к 20 ноября 1920 года из Китая вернулись свыше 48 тыс. беженцев-кыргызов. Однако многие тысячи не могли вырваться из тяжелой рабской кабалы китайских феодалов. Для их выкупа Советское правительство с невероятным трудом изыскивает дополнительно 100 млн рублей.

…В Северном Кыргызстане к середине 1921 года уездные комитеты бесплатно раздали прибывшим более 20 тыс. аршин мануфактуры, десятки тысяч пудов семян, более полумиллиона рублей денег, тысячи голов скота, много сельхозинвентаря, юрт и т.д. Им возвращали отобранные земли, клеверники, постройки, скот.

Кроме того, вернувшимся был выдан кредит с погашением в течение десяти лет на сумму 180 тыс. рублей в золотом исчислении».

Такие факты позволяют правильно оценить как само восстание, так и его последствия. Оценки данные нашими лидерами, учеными в свое время, выдержали проверку временем, объективно высветили истинные причины и последствия восстания».

В свете подобной объективной, беспристрастной  информации о событиях 100-летней давности, думается, совершенно бессмысленно вновь будоражить общественное мнение двух стратегически союзных народов. История дала свою оценку тем событиям.

Садырбек Чериков.