Скандал с граффити в Боомском ущелье, масштабно нанесенном на магистральной автотрассе Бишкек-Торугарт, разгорается. Тревогу первыми подняли молодые активисты из числа патриотически настроенной кыргызской молодежи, увидевших на рисунках оскорбляющие нацию, ее историю и менталитет элементы.

Далее дискуссия перенеслась в социальные сети, где в ходе острейших споров трудно «рождается истина». В интернете полемика идет в основном на кыргызском языке с подачи молодежных активистов. Накал страстей дошел до того, что один из самых активных джигитов, Урмат Майрамбек уулу на днях, разочаровавшись в некоторых соотечественниках, занявших страусиновую позу, а главное, доведенный нерешительностью госорганов, ответственных за чистоту общественной морали, сославшись на ухудшившееся самочувствие, взял отдых.

Однако, его друзья-соратники, другие неравнодушные соотечественники полны решимости довести дело до конца. В прошедшие выходные они поехали на злополучное место, где изображено издевательство над национальными традициями, менталитетом кыргызов и закрасили часть панно-граффити. Причем аккуратно, только ту часть, где издевательство отображено наиболее ярко, в отвязном стиле. Судя по откликам и переписке в соцсетях, в частности, на страницах фейсбука, активисты хотят в эти выходные закрасить оставшуюся часть отвязного граффити. Есть все основания говорить о бесцеремонном отношении авторов к национальным духовным ценностям кыргызов, бесцеремонном стиле самовыражения весьма далеких от сих понятий столичных граффитистов.

Сие впрочем, достаточно самоидентично выражена в словах представителя арт-группы «DOXA» Сергея Келлера в интервью СМИ: «Все ребята работают в своем стиле. Мы выбрали общий концепт — каменные скульптуры балбалы. А дальше каждый работал по-своему. Кто как видел, так и нарисовал».

Позволим возразить молодому уличному художнику: во-первых, понимает ли он, что такой балбал для кыргыза? Во-вторых, раз изобразить балбал, то обязательно на него надо было посадить мартышку? Судя по дальнейшим неадекватным сентенциям, пренебрежительно-самоуверенным фразам в СМИ, у стритартера нет ни тени стремления понимать элементарную суть последствий своего сомнительного творения, не то чтобы осознать непродуманность и конфликтогенность рисунка. Непростительная неосведомленность для кыргызстанца, если Сергей местный, и откровенное хамство, если он приезжий гастролер. И, главное, что помешало стритартерам предварительно проконсультироваться со специалистами по кыргызской культуре и культурным ценностям? Тем самым подстраховаться от агрессии патриотов?

Впрочем, приведем на сей счет слова специалиста.

Согласно расшифровке профессиональной художницы Рахат Чукушевой, сделанной на заседании общественного совета Министерства культуры и информации КР (http://turmush.kg/ru/news:244737) «эти граффити можно использовать как оружие, потому что они негативно воздействуют на сознание людей в виду наличия конкретных изображений, определенных скрытых знаков и общего фона.

Далее она рассказала весьма поучительную для отдельных аполитичных, безыдейных госчиновников притчу: «В древние времена жил один хан и был у него только один враг. Он очень хотел покорить его, но не знал как. Тогда хан позвал своих подданных и поручил им придумать самое эффективное оружие, которое бы помогло покорить врага. Все подданные показывали ему образцы различных колюще-режущих и других предметов. А последний принес ему небольшую картину. Хан разозлился, недоумевая зачем ему эта картина. Тогда подданный сказал, что не надо идти войной, чтобы гибло много людей. Достаточно подарить эту картину врагу и меньше, чем за полгода народ врага переругается между собой, будут междоусобицы и враг сам покорится хану».

Говоря непосредственно о рисунках, она сказала: «Там имеется на лицо высмеивание кыргызской культуры, в частности, святых для кыргызов камней «балбал таш». Эти камни ставили в честь достойных людей, баатыров и людей, внесших определенный вклад в развитие различных сфер жизни кыргызов. «Балбал таш» почитаются не только у кыргызов, но и у других народов. А на рисунке обезьяна прокалывает рукой глаз изображенного в «балбал таше». И к тому же обезьяна сидит верхом на святом камне (?!). У некоторых изображенных на камнях глаза открыты. Это не допускается, ведь исторически изначально в «балбал таше» глаза у изображенных людей всегда закрыты. То есть здесь некое оживление мертвых, беспокойство их душ. Рядом с камнями нарисованы роботы, то есть просматривается некое превращение кыргызов в бездушных людей, забывших свою культуру».

Чукушева добавила, что имеются скрытые знаки сект, в частности, секты Муна. «Нужно просто внимательно приглядеться. Для этого не нужно быть именно специалистом. Там есть три буквы М, У, Н, которые авторы пытались завуалировать», — пояснила она.

Комментарии, как говорится, излишни.

Исходя из глубокой и грамотной расшифровки художницы, не оставляющей камня на камне от невнятных и неубедительных оправданий стритартеров, поневоле задаешься вопросом: не является ли боомский граффити в комплексе с тщательно умалчиваемым в течении года всеми сторонами другим подобным «щедевром» на стене столичной школы-гимназии №12, где изображена грубо задекорированная под национальный орнамент черная иеговистская Сторожевая башня, звеном в цепи внедряемой в Кыргызстане в ответ на вывод авиабазы «Ганси» США и Западом подрывной идеологии? Цель которой — смывание и уничтожение национального духа, превращение народа в ту самую безмозглую, бездушную, безыдейную мартышку, руками нанятых стритартеров усаженную на голову святыни?

К слову сказать, из сообщений СМИ известно, что другого, заезжего гастролера Габриеля Спектора, автора до сих пор девственно нетронутого злополучного идеологического тролля на стене ШГ №12, в прошлым летом специально из Штатов пригласила экс-посол США Спартлен, предшественница Майлза. Тоже личность одиозная. В подобных делах гастролерам и исполнителям, как сказал Келлер, «все равно». Они честно отработали заказ и свое получили.

Удивляет и возмущает другое. А именно, тщательное замалчивание всеми, вплоть до СМИ, с позволения сказать, «творения» Спектора и его друзей на стене государственного учебного заведения, коим является бишкекская ШГ №12 . Все они восхищаются, хвалят неплохо репродуктированную в современном стиле, судя по всему для отвода глаз, картину «Дочь Кыргызстана». Но, удивительное дело, словно одноглазые, не видят или не хотят видеть зловеще чернеющую рядом, на другом фасаде школы иеговистскую башню.

По поводу появления изображения Сторожевой башни на стене ШГ №12 автору этих строк пришлось обращаться в компетентные органы, Госкомиссию по делам религий при правительстве. Но везде звучал удивительный ответ: «Все согласовано». С кем и как, остается лишь догадаться. С учетом того, что действо исполнено под дипломатическим прикрытием и с позволения самих госструктур, начиная со школьного, районного и столичного руководства.

В то же время некоторые склонны считать боомский стрит-арт заказом некоей тщательно законспирированной общественной организации, название которого узнать не удалось. Во всяком случае, Досаалы Эсеналиев, глава политической партии «Бир бол», на которую большинство кивает как на возможного заказчика злополучного граффити вдоль магистральной автострады в ущелье Боом, при беседа с автором сказал, что партия к граффити никакого отношения не имеет. По его словам, затея сия принадлежит неизвестной ему общественной организации, использовавшей цвета и эмблему партии, из-за чего в дело была втянута «Бир бол».

Что похоже на правду. Как пишут в комментариях к вышеприведенной расшифровке художницы Рахат Чукушевой, обращает на себе внимание голубой цвет граффити, которая олицетворяет, понятное дело, людей нетрадиционной половой ориентации. А снежный барс и «Бир бололу» — мишура, для отвода глаз. Как «Дочь Кыргызстана» на стене ШГ №12 для прикрытия Сторожевой башни.

Впрочем, слово за читателями и компетентными госорганами.

Садырбек Чериков. 12.08.2015.

Источник — ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1439361180