По опубликованной в СМИ информации директора Антикоррупционной службы Госкомитета национальной безопасности КР в прошлом году по линии его ведомства было возбуждено 298 уголовных дел по коррупционным фактам. Сумма выявленного государству ущерба составила 1 миллиард 400 миллионов сомов.

В бюджет возмещено почти десятая честь сворованного и растраченного не по назначению. Заведено 298 коррупционных уголовных дел. Однако только за три первых месяца нынешнего года возмещено в бюджет 301 млн. сомов. Возбуждено 54 уголовных дел, которые находятся в судах.

Для сравнения: специализированная Госслужба финансовой разведки при правительстве республики за аналогичный период выявила 1 миллиард 580 миллионов расхищенных и находящихся в теневом обороте сомов (приблизительно 33 миллиона 610 тысяч долларов США). По наводке ГСФР в банках одной из стран заморожены 2 миллиона долларов с подозрением на их причастность к террористам.

Обе информации были озвучены на заседании парламентской фракции правящей Социал-демократической партии, где рассмотрен отчет правительства о ходе исполнения его собственного постановления №596 от 30 августа 2012 года, направленного на реализацию Указа президента КР «О Государственной стратегии антикоррупционной политики КР и мерах по противодействию коррупции» от 2 февраля 2012 года №26.

А теперь факт, наводящий к серьезному размышлению. Осенью прошлого года, по сообщениям СМИ, глава Евразийской группы по расследованию фактов отмывания денег Юрий Чиханчин поделился с первым вице-премьером КР Жоомартом Оторбаевым собственными сведениями о том, что из Кыргызстана каждый год вымывается более одного миллиарда добытой незаконными способами черной долларовой наличности. И, последний штрих к складывающейся в Кыргызстане ситуации с бешеным оборотом черного нала и форсированным его накоплением.

Другую угрозу кыргызским финансам предрекает финансовый аналитик Искендер Шаршеев. По его мнению, «в случае запланированного к 2014 году вступления Кыргызстана в Таможенный союз исчезнет 70% оборота крупных бюджетообразующих рынков «Дордой» и «Кара-Суу». «Дешевым товарам рынков «Джунхай» и «Таатан», притоку товаров из Китая придет конец. Цены повысятся на 30%. Собираемость налогов может в снизится на 16%». Далее аналитик задается, более чем риторическим, вопросом: «Интересно, есть ли у нас министры и депутаты, которые способны отследить движение потоков денег в государстве и их влияние на экономику в целом? Пока нет оснований для ответа»

Шаршеев, по сути, прав. Ему можно ответить лишь тем, что, к сожалению, воспрепятствованием наглому хищению бюджетных денег и их теневому обороту заняты в основном правоохранительные органы, а точнее – Госкомитет национальной безопасности. Тому есть несколько причин. Во-первых, как известно, эти самые коррупционеры сидят в парламенте, правительстве, министерствах и ведомствах, региональных органах управления. Которые отнюдь не дураки, и сами под себя копать не будут ни при каких обстоятельствах. Во-вторых, данные независимых социологических исследований свидетельствуют о том, что кыргызстанцы больше всего доверяют спецслужбам и меньше всего всем остальным.

В-третьих, и это главное, народное доверие основано на признании качества кадров. Как-никак, у чекистов в сравнении с другими силовыми и не силовыми структурами существует жесткий и квалифицированный отбор в свои ряды. Посему ГКНБ меньше всех подвержен трайбализму и коррупции. И, в-третьих, кадровые традиции знаменитого КГБ все еще живы и даже возрождаются. Совсем недавно руководство кыргызских спецслужб публично заявило о собственных намерениях реанимировать офицерское собрания и вернутся к созданию мандатной комиссии по отбору профессиональных кадров.

Данное решение продиктовано тем, что за годы независимости органы национальной безопасности подверглись массированному диктату и дискредитации со стороны посторонних назначенцев и их прихвостней, которым была чужда профессиональная высококвалифицированная деятельность спецслужб.

Известно, что за 20 лет суверенитета ГКНБ-МНБ-СНБ-ГКНБ Кыргызстана за исключением знаменитого «аксакала», чекиста сталинской закалки, настоящего генерал-лейтенанта Жумабека Асанкулова, по очереди командовали историк, партфункционер, лаборант-физик и трижды — милиционеры. Особо тлетворно сказалось начальство последних, насадивших ментовскую коррозию в стальной стержень спецслужб. Сегодня к руководству ГКНБ наконец, после долгих коррозийных лет пришли профессиональные чекисты. Да, были к сожалению, оборотни и в чекистских рядах, к примеру, скандально известный Алдаяр Исманкулов и другие. Но это те, кто как уже упоминалось, пришли в органы со стороны. В то же время, в отличие от других, в «комитете» открыто говорят о недостатках и полны решимости очиститься по-настоящему.

Спецслужбам сегодня досталась труднейшая работа расчистить авгиеву конюшню повальной коррупции в Кыргызстане. Созданная для этого Антикоррупционная служба ГКНБ сегодня — швец, жнец и на дуде игрец. Ей зачастую приходится взваливать на себя обязанности других.

К примеру, выступать в роли бывшего советского ОБХСС, нынешних финансовой, торговой, транспортной и других инспекций, «выпотрошить» засевших в гос- и бизнес-структурах высокопоставленных и других воров на предмет расхищения госказны и теневого оборота сворованных денег. Сегодня, когда теневая экономика в Кыргызстане составляет 39 процентов ВВП, а по словам того же И. Шаршеева, само «правительство живет не по средствам, из года в год увеличивая расходную часть бюджета», перейдя «к узаконенному грабежу», то есть, превращаясь в дояра налогов вместо создания налогообразующей базы.

Создание в каждом селе градо- и налогообразующего объекта – дело хлопотное, требующее смекалки и денег. Куда легче ухватиться за готовое парикмахерское кресло и требовать с него спецналога. И деньги в казну текут, и деревня деревней останется, туристам на экзотику. Ясно дело, нынче народ тоже не дурак, идет в ногу со временем и всеми силами пытается скрыть истинные доходы, чтобы самому выжить в условиях дикого рынка-базара.

Между тем, по данным аналитиков Антикоррупционного делового совета Кыргызстана, до 28 процентов бюджетных денег расхищается коррупционерами в госструктурах по причине отсутствия действенного контроля над казенными средствами. «Коррупция возникает в процессе финансирования государственных органов, при распределении утвержденного бюджета, при начислении зарплат государственным служащим, при перечислении средств на счет Социального фонда, при расходовании государственными организациями и ведомствами средств, выделяемых Минфином на функционирование государственной системы», сообщила руководитель АДС Нурипа Муканова.

Как видим, ржавчина коррупции заела фактически всю систему госуправления. Посему подавляющее большинство выявленных коррупционных схем и криминальных дел направляются в первую очередь спецслужбам, в надежде на их профессиональную порядочность. Например, та же Госслужба финразведки из всех расследованных в прошлом году 26 дел 11 передала ГКНБ, по 4 штук – Генпрокуратуре, Госслужбе по борьбе с экономпреступлениями и Госнаркоконтролю, 3 – в МВД.

Чекисты борются как могут, несмотря на скудное бюджетное финансирование собственной деятельности. Выявляют, расследуют, передают дела в суды для вынесения вердикта по ним. В казну возвращают сотни миллионов наворованных сомов. Показателем доверия служит большое количество граждан, обратившихся только за последнее время в общественные приемные Госкомитета национальной безопасности. Результативность чекистской работы была бы намного выше, если бы не мохнатые лапы и мощные крышеватели, засевшие во всех ветвях власти.

Садырбек Чериков, политаналитик

Источник — ЦентрАзия. 30.04.2013
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1367331300