Около ста лет назад часть кыргызов эмигрировала в Афганистан, а потом, уже в конце 1970-х – в Турцию, где поселилась у озера Ван.

Сейчас в Ванской провинции Турции обособленно проживает около четырех тысяч этнических кыргызов. Они сумели сохранить свои традиции, но почти забыли кыргызский язык.

Кыргызы переехали в Ванскую область Турции с территории Афганистана по инициативе хана Рахманкула и его наследника Жапаркула. По сути, они отделились от памирских кыргызов, проживающих в высокогорье Афганистана.

Грандиозный переезд начался в 1978 году: часть памирских кыргызов решила эмигрировать из Афганистана после так называемой Апрельской революции, когда в стране к власти пришли марксисты.

Сначала кыргызы переселились в Пакистан, но, привыкшие к суровому климату Ваханского коридора, они не смогли прижиться в новых жарких климатических условиях. После неудачной попытки получить американские визы и переехать в Аляску, группа кыргызов была принята Турцией.

В 1983 году правительство Турции выделило кыргызам землю в провинции Ван на самом востоке стране. Так и было основано село Улупамир. Сейчас в Турции проживает около четырех тысяч ванских кыргызов, тысяча из них переехала в большие города.

Как складывается быт кыргызов в Ване, мы узнали у жителя села Улупамир Атиллы Гувена, на данный момент приехавшего в Кыргызстан.

Далее повествование ведётся со слов Атиллы Гувена.

«Ванских кыргызов около четырех тысяч человек. Если не брать в счет тех, кто переехал в большие города, то три тысячи человек.

В селе Улупамир живет 550 семей. Самой пожилой жительнице исполнилось 90 лет. Количество женщин и мужчин равное. У нас нет перевеса населения в сторону одного пола.

Самая важная для нас проблема — изучение кыргызского языка. Во времена Акаева между Кыргызстаном и ванскими кыргызами действовало соглашение. В Турцию приезжали учителя кыргызского языка и обучали нас.

Мои братья и сестры изучили кыргызский язык именно так. Кроме того, их обучали истории и культуре кыргызов, а они, в свою очередь, передали знания своим детям.

К сожалению, с уходом Аскара Акаева [с поста президента] соглашение перестало действовать. На кыргызском почти никто не разговаривает.

Те, кто когда-то изучал кыргызский, считают, что говорят на нем. Но на самом деле они просто не замечают схожести турецкого и кыргызского. Они говорят на турецком, но уверяют, что говорят на кыргызском. Сейчас в селе изучают только турецкий язык. Мы надеемся, что кыргызская сторона возобновит прежнее соглашение и решит нашу проблему.

В нашем селе есть одна школа с обучением в восемь классов. В ней работают около 20 преподавателей. На окраине села есть больница с аптекой. У каждого жителя есть свой транспорт, если вдруг кто заболеет, то быстро доедет до больницы. В общем, нет никаких трудностей.

Я заметил, что многие нас сравнивают с памирскими кыргызами. Думают, что мы тоже живем в плохих, неприспособленных условиях. Все наоборот, мы живем в хороших условиях, экономически мы очень развиты, есть господдержка.

С курдами у нас нет никаких противоречий. Мы стараемся жить тихо и мирно. И они, в свою очередь, придерживаются того же. Так как государство нас поддерживает, мы свою признательность выражаем в виде службы на границе, сохраняя стабильность в селе.

Многие не хотят быть военными, поэтому переезжают в большие города. Пограничники, как правило, живут на одном месте 10-15 лет. За эту работу они ежемесячно получают от 350 до 400 долларов. На данный момент, специально для ванских кыргызов строятся дома в городе Йозгат. Дома будут сдавать на приемлемых условиях ипотеки сроком на 10 лет.

Это для нас хорошая возможность, так как в Стамбуле или в Анкаре мы не можем позволить себе купить квартиру — не по карману. Сейчас в очередь для получения жилья записаны около 100 кыргызских семей. В очередь за жильем входят не только кыргызы из села Улупамир, но и этнические кыргызы, переехавшие в Стамбул или Анкару.

Строительство домов для этнических кыргызов — инициатива мэра города Йозгат. В планах построить кыргызский культурный центр, где будут памятники Манасу и Айтматову. Кроме мэра города Йозгат никто к нам не проявлял интерес. Он был первым, кто приехал познакомиться с нами.

Во время визита он отметил, что ванские кыргызы являются туркам близкими родственниками, и поэтому должны жить в хороших условиях. Если сравнивать с кыргызскими селами, то у ванских кыргызов уровень жизни все же выше. Государство [Турция] постоянно помогает.

Жители Улупамира занимаются разведением скота, земледелием. Молодежь учится, старается расти, получить образование, расширить кругозор. Те, кто не учится, едут на заработки в Стамбул и Анкару, работают семь-восемь месяцев и, ближе к посевным работам, возвращаются в село.

После завершения посевных работ обратно уезжают. Работают они, в основном, на заводах по переработке кожи животных и фабриках, которые выпускают чай.

Те, кто учится в Стамбуле и Анкаре, там находят свою любовь и женятся. К примеру, 10 лет назад в Улупамире придерживались обычаев, на чужих никто не женился. Сам я хочу жениться на кыргызской девушке из Кыргызстана. Хочу чтобы мой сын был кыргызом.

Если сравнивать наши традиции с кыргызскими, то найдется много различий. Если в Кыргызстане голову барана подают самому младшему, у нас, наоборот, самому старшему. Стараемся сохранить традиции. Мы до сих пор играем в национальные игры кок бору и ордо атыш.

Есть игра, в которой девушки и парни делятся на две команды и бросают друг в друга мукой. Эта игра олицетворяет чистоту и духовное сближение. Если во время игры парень и девушка попадают мукой друг в друга, то знакомятся. Так забава способствует созданию новых семей и сплачивает жителей.

Если ванские кыргызы переедут в Кыргызстан, потребуется много времени, чтобы они привыкли. Потому что экономически у нас условия лучше. У нас был случай, когда ванские кыргызы переехали в Чон-Алай, получили гражданство и даже прожили 10 лет. Но когда их сыновья выросли — вся семья вернулась в Ван.

Если ванским кыргызам удается побывать в Кыргызстане, они обязательно приезжают в Кыргызстан еще раз. А те, кто не может приехать, всегда увлеченно спрашивают: как там, в Кыргызстане? Спрашивают, примут ли их, как кыргызов, или будут называть турками? Как будут к ним относиться? Наши старцы тоже хотят увидеть Кыргызстан, могут прослезиться, услышав о нем.

Источник: kloop.kg